Севастополь Город-Герой
 

ГИЦ - Севастополь : История Севастополя : Эпоха Херсонеса Таврического: Основание и становление полиса

Эпоха Херсонеса Таврического: Основание и становление полиса

Дата добавления: 30 марта 2009 | Раздел: История Севастополя

Эпоха Херсонеса Таврического Основание и становление полиса

Херсонес в VI(V)-нач. IV в.до н.э. Основание и становление полиса. Город Херсонес Таврический был основан в VI-V в.в. до н.э. греками-дорийцами, переселенцами из Гераклеи Понтийской - полиса, находившегося на Южном берегу Черного моря в Малой Азии, на территории нынешней Турции. В основании Херсонеса принимали также участие выходцы с острова Делос.


Причиной выселения будущих основателей Херсонеса были политические распри между демократической и аристократической "партиями" гераклейского общества, в результате которых демократы были вынуждены удалиться в изгнание. Слово "Херсонес" в переводе с древнегреческого означает "полуостров". Этим словом назывались многие греческие города, соответствующим образом расположенные и, чтобы не путать, названия таких городов были двойными. Колония Гераклеи в Крыму называлась Херсонесом Таврическим, потому что Крымский полуостров греки издавна называли Таврикой. Традиционно датой основания Херсонеса считались 422-421 г.г. до н.э. Эта гипотеза была высказана еще в ХIХ веке, и до сих пор находит своих сторонников.

Однако, исследования последних лет приводят специалистов к выводу, что город был основан столетием раньше - в 528-527 г.г. до н.э. На такую мысль историков наводят периодические находки в наиболее ранних слоях Херсонеса архаической чернофигурной керамики , которая датируется временем никак не позже VI в.до н.э. В последнее время в этих слоях находят и остраконы - глиняные черепки с процарапанными на них архаическим дорийским шрифтом именами, служившие древним эллинам как бюллетени для голосования. Сторонники более ранней даты основания Херсонеса считают, что остраконы свидетельствуют о наличии ранее V в. до н.э. на территории города демократических институтов, а значит, постоянной общины поселенцев. Эта гипотеза подтверждается и данными письменных источников: из сообщений древних авторов следует, что в 528 году гераклеоты и делосцы, следуя прорицанию Дельфийского оракула, совместно основали Херсонес Таврический.

Однако, другие исследователи не разделяют эту точку зрения, отмечая, что основывать поселение чтобы торговать с таврами грекам не было смысла: тавры предпочитали грабить и убивать пришельцев, а постоянного присутствия скифов в районе Гераклейского полуострова в VI в.до н.э. не отмечено. Для выращивания хлеба, которое было главной целью выведения греческих колоний в Северное Причерноморье, окрестности Херсонеса также практически непригодны.

Находки же чернофигурной керамики скептики объясняют тем, что колонисты, основавшие город в конце V в. до н.э., видимо, привезли с собой с родины множество семейных реликвий, некоторым из которых могло быть и сто, и двести лет. Вопрос об остраконах пока остается дискуссионнным.

Как бы там ни было, город был основан не позднее 421 г. до н.э., и в первые 20-30 лет своего существования был небольшим поселением, в котором обитало не более 2-3 тыс. человек. Первые херсонеситы занимались транзитной торговлей между городами Греции, Скифией и подчиненной тогда кочевниками Ольвией, добывая себе все необходимое для жизни только обменом, ремеслом да рыбной ловлей. Им приходилось завозить и хлеб, и вино, и оливковое масло. Окрестные земли были населены чрезвычайно враждебными таврами, и горожане, возможно, не могли себе позволить даже вскопать огороды.

Наконец, в начале IV в. до н.э. они решились начать освоение хоры - сельскохозяйственной округи. О месте размежевания первых участков среди специалистов ведутся ожесточенные споры. В соответствии с более традиционной версией, херсонеситы сначала решили огородить территорию Маячного полуострова (мыс Херсонес) двойной стеной, проложить туда дорогу и распахать там свои первые участки. Приверженцы традиционной версии считают, что эти земли и есть - упоминаемый у Страбона "Старый Херсонес", то есть территория, где колонистам раздавались самые первые наделы. Поскольку греки постоянно боялись нападения тавров, которое грозило им и на суше, и на море, остается предположить, что колонисты предпочитали ездить на свои "огороды" вооруженными группами, ведь Маячный полуостров отстоит от стен Херсонеса на 50 стадий (более 10 км.). Однако, Страбон - очень точный в определении расстояний - писал, что "Старый Херсонес" находится в 100 стадиях от города. Поэтому, сторонники альтернативной точки зрения полагают, что "отец географии" имел в виду мыс Парфений (Феолент). Здесь находился храм Девы, а вокруг него во времена Страбона (I в.до н.э.) лежали руины многочисленных древнегреческих усадеб и укреплений, которые путешественник и принял за развалины "Старого Херсонеса". По мнению этих авторов, свои первые наделы херсонеситы распахивали вокруг городских стен. Они утверждают, что размежевание земель на Маячном полуострове происходило одновременно с остальной территорией Гераклейского полуострова, а укрепление из параллельных стен использовалось для охраны маяка, виноградного питомника и пункта сбора и перевалки урожая.


Херсонесское территориальное государство в IV-II в.в. до н.э. Образование и крушение земледельческой державы.



Пока не ясно, почему во второй четверти IV в. до н.э. у херсонеситов настолько прибавилось сил, что они решились на серьезную экспансию и захват всей территории Гераклейского полуострова. Возможно, в это время в город прибыла новая волна поселенцев. Но фактом является то, что к последней четверти IV в.до н.э. вся эта земля была греками размежевана и распахана. Тавров оттеснили с размежеванной территории, и с тех пор их поселения плотной цепочкой тянулись вдоль границы: от Балаклавской до Инкерманской бухт. На этом примечательном историческом событии стоит остановиться подробнее.

Всем, кто живет в Севастополе и, тем более, дачникам, хорошо известна каменистость земли гераклейской. Многие участки размером всего в 4 сотки бывает чрезвычайно трудно освободить от камней и обработать. Некоторые и вовсе не удается: их засыпают привозной землей или бросают.

Поэтому, удивительно, что греки, получившие в наделы, по разным подсчетам, от 8,8 до 26,5 га земли на семью, в течение десяти-двадцати лет превратили всю эту каменистую пустыню в цветущий сад. Более того, некоторые цифры просто поражают воображение. Колонисты не только убрали все лежащие в земле и на земле камни, но и сложили из них плантажные стены толщиной 1 м., на расстоянии 2-5 м. друг от друга; они не только очистили от камней землю на глубину 0,7-1,5 м, срубив, при необходимости, скальное основание, но и специально вырубали камень, чтобы построить плантажные стены там, где земля была без камней: на дне оврагов и балок. В результате, переместив миллионы камней, намного превышающих по объему пирамиду Хеопса, херсонеситы создали 400 замкнутых земельных участков площадью по 26,5 га каждый (за исключением прибрежных, размер которых колебался от 3 до 26,5 га).

Участки были окружены высокими каменными заборами и прямыми удобными дорогами, а внутри разделены заборами и плантажными стенами на наделы, где выращивался виноград (главным образом), злаки (в основном, ячмень и полба), и фруктовые деревья. Раньше считалось, что земельным участком в 26,5 га владела одна семья из числа потомков основателей города. Современные исследователи пришли к выводу, что у каждого стандартного участка было по 6 владельцев, и земли граждан были разбросаны по всей территории полиса так, что каждый владел двумя наделами по 4,4 га каждый: и лучшим, и худшим; и землей в опасном приграничье, и недалеко от города.

Объем выполненных колонистами работ поистине ошеломляет. На строительство значительно меньшей по объему пирамиды Хеопса понадобился ежедневный труд 25 тысяч человек в течение 30 лет. Гражданская же община Херсонеса, по самым смелым подсчетам, не превышала 1500 человек, а все население полиса, включая детей, женщин, стариков, иноземцев и городских рабов, составляло около 10000 человек.

Специалистов всегда волновал вопрос: а были ли в Херсонесе рабы, много ли, и были ли они заняты в материальном производстве? Богатые греческие семьи (а херсонеситы эпохи расцвета полиса были людьми небедными) традиционно имели домашних рабов, которые выполняли роль слуг, подмастерьев в мастерских и т.п. Кроме того, в полисах были общинные рабы, которые убирали улицы, были грузчиками и ассенизаторами. В их наличии в Херсонесе никто особо не сомневается. Но вот кто работал на наделах колонистов?

Ряд ученых считает, что херсонеситы, принадлежавшие к дорийскому племени, а, следовательно, родственные спартанцам, использовали на своих полях труд покоренных тавров - бывших жителей Гераклейского полуострова, выселенных на его окраины или оставленных жить на прежних местах в подневольном состоянии. Их превратили в принадлежавших общине полурабов, у спартанцев называвшихся илотами.

Это косвенно подтверждается тем фактом, что херсонеситы, как и спартанцы, жили, по современному говоря, на пороховой бочке. Сам город был обнесен мощнейшей оборонительной стеной; каждый клер, превращенный в своеобразную крепость, имел оборонительную башню, а по всей территории Гераклейского полуострова была расставлена сеть приграничных крепостей-замков.

Таким образом, херсонесское демократическое государство - а демократия распространялась только на граждан-мужчин, владельцев земельных наделов - держалась на кончике копья. Колонистам приходилось, видимо, защищаться и от порабощенного местного населения, и от враждебных горных тавров, и от скифских набегов, которые, начиная с III в. до н.э. становились все более частыми.

Херсонеситы занимались, конечно, и рыболовством, и ремеслами, и торговлей. Когда они размежевали земли Гераклейского полуострова и засадили их виноградниками, они занялись товарным производством вина и начали широко экспортировать его в Ольвию, Скифию, на Боспор, на Западное побережье Черного моря, и даже в Грецию. Но они не могли пока принять участие в самом выгодном бизнесе античной эпохи - экспорте собственного хлеба, который в наше время по выгодности и значению можно сравнить только с экспортом нефти: на гераклейской почве хлеб растет очень плохо, херсонеситам его не хватало даже для себя. Поэтому, город мог только предоставлять услуги по перевалке скифской пшеницы, перепродавать ольвийский хлеб и подсчитывать барыши в чужом кармане, с завистью поглядывая на сверкающий золотом и мрамором Пантикапей, столицу Боспора.

Подобно многим колонизаторам последующих эпох, древние греки ради зарабатывания денег легко и охотно хватались за оружие. Так же поступили и херсонеситы. Едва закончив размежевание прилегающих территорий и укрепив оборону Гераклейского полуострова, в середине IV в. до н.э. они начали экспансию на север, вдоль побережья спасительного для них Черного моря (ни скифы, ни тавры серьезным флотом не располагали). Они захватили основанную жителями Ольвии колонию Керкинитида (нынешняя Евпатория), дошли, видимо, с боями до мыса Тарханкут, и основали на месте нынешнего поселка Черноморский новый город - Калос Лимен (Прекрасная гавань) .

Земли Западного Крыма и в наши времена благоприятны для выращивания наиболее ценных сортов пшеницы, а в эпоху античности, когда климат здесь был влажнее и мягче, а степь Тарханкута была лесостепью, изобиловавшей родниками и речками, - тем более. Здесь грекам достались прекрасные плодородные почвы, и Херсонес превратился из маленького полиса в сильное и быстро богатевшее государство.

Вряд ли несколько десятков тысяч колонистов, включая жителей Керкинитиды, Калос-Лимена и других более мелких херсонесских поселений, в состоянии были сами обработать 30 тысяч гектаров новых земель. Нужна была дополнительная рабочая сила. Кого эллины заставили работать на своих новых наделах, доподлинно неизвестно; быть может, поработили местное население и покупали рабов в Скифском царстве, ведь население собственно Херсонеса значительно не увеличилось, да и ездить "на работу" за 100-200 км было невозможно. Хотя специалисты и отмечают, что следов массовой эксплуатации рабов на херсонесских наделах не обнаружено. Не сохранилось сведений и о каких-либо бунтах порабощенного населения. Вероятнее всего, большинство производителей материальных благ было в полисе все-таки свободным.

К III в.до н.э. город Херсонес, первоначально занимавший клочок земли вокруг нынешнего Портового и Северо-Восточного районов городища, значительно расширяет свою территорию. Его обносят новыми оборонительными стенами, и город располагается на площади, практически равной той, на которой он и существовал все последующие 1700 лет.

Херсонес был построен из местного известняка по регулярной "гипподамовой" системе, названной так в честь ее создателя - греческого архитектора Гипподама из Милета . Улицы города пересекались под прямым углом, деля его на прямоугольники равной величины. Через весь город шла Главная улица шириной 6,5 м и длиной 900 метров. В ее центре, в районе нынешнего Владимирского собора, находился акрополь - средоточие храмов и общественных зданий. Судя по находимым фрагментам, здания возводились из местного белого известняка, в соответствии с дорийским и ионийским ордерами (стилями) древнегреческой архитектуры . Они ярко раскрашивались минеральными красками, что придавало городу праздничный и нарядный вид.

Херсонес, в отличие от Ольвии или Боспорских городов, был, как сейчас говорят, "этнически чистым": подавляющее большинство его жителей составляли греки. Горожане молились всем олимпийским богам, но главным божеством Херсонеса была таврская Дева - та самая, которой тавры веками приносили в жертву захваченных в плен греческих моряков. Видимо, еще первые поселенцы, стремясь победить наводивших на них ужас дикарей, решили взять себе в союзницы их богиню. А может быть, постарались добыть и ее идола, стоявшего в главном таврском храме. Деву греки отождествляли с богиней-охотницей Артемидой и изображали ее в виде юной девушки с ланью. Такой она предстает на многочисленных херсонесских монетах.

По числу найденных постаментов можно судить о том, что город был украшен множеством статуй богов, героев и почетных граждан города. В III в. до н.э. горожане строят большой театр, вмещавший по разным оценкам от 1500 до 3000 зрителей. Примерно столько же в Херсонесе было и граждан, ведь театр тогда посещали все, кому это позволялось, а на большинство представлений ни женщины, ни, тем более, рабы не допускались.

На главной площади выставлялись почетные декреты в честь выдающихся горожан и друзей города. Здесь же стояла мраморная стела, на который была высечена Присяга граждан Херсонеса. Ее принимали юноши, становясь эфебами и отправляясь на защиту отечества.

Однако, резкий скачок к процветанию, совершенный полисом в течение IV в. до н.э. привел к нарастанию серьезнейших противоречий внутри гражданской общины. Сам текст херсонесской присяги, созданной на рубеже IV и III в.в. до н.э., уникальнейшего, мирового значения памятника, говорит о том, что ко времени ее создания в городе появилась сильная внутрення оппозиция, пытавшаяся захватить политическую власть и уничтожить контроль над экспортом хлеба, который осуществляла гражданская община. Предатели дошли, видимо, до немыслимого: они призвали себе на помощь злейших врагов и конкурентов - скифов.

Как можно догадаться по тексту присяги, бунтовщики были побеждены и изгнаны, то ли совсем из государства, то ли отселились на его окраину, а сама присяга должна была стать юридической гарантией от повторения попыток посягнуть на демократию и права гражданской общины.

Возможно, что созданная в том же III в. до н.э. история города, написанная херсонесским историком Сириском (текст ее до нас не дошел), как раз и призвана была на славных примерах былых поколений восстановить пошатнувшиеся принципы гражданственности и демократии.

Преодоление внутренних противоречий было тем более важно для Херсонеса, что с середины III в.до н.э. городу пришлось вести ожесточенную и неравную борьбу со скифской экспансией.

5844 Просмотров
0 Отзывов
Добавить отзыв »

    Добавить отзыв