Севастополь Город-Герой
 

ГИЦ - Севастополь : История Севастополя : Эпоха Херсонеса Таврического: Раннесредневековый Херсон в VI-IХ в.в. Жизнь под властью Византии, утверждение христианства.

Эпоха Херсонеса Таврического: Раннесредневековый Херсон в VI-IХ в.в. Жизнь под властью Византии, утверждение христианства.

Дата добавления: 30 марта 2009 | Раздел: История Севастополя

Эпоха Херсонеса Таврического Раннесредневековый Херсон в VI-IХ в.в. Жизнь под властью Византии, утверждение христианства.

Раннесредневековый Херсон в VI-IХ в.в. Жизнь под властью Византии, утверждение христианства. Крепкие стены спасли Херсонес от лихолетья смутного времени. Он один вступил в эпоху средневековья непокоренным, но один он бы не выжил. На счастье херсонеситов, оправившаяся от потрясений Восточная Римская империя, известная нам под именем Византии, в V в. вернула себе власть над Южным и Горным Крымом и влияние во всем Северном Причерноморье.


Византией Восточную Римскую империю стали называть уже после ее гибели в ХV веке. Это слово происходит от названия древнегреческой колонии Византий, на месте которой римский император Константин I в 330 г. н.э. основал новую столицу - Константинополь. Сами византийцы называли свою империю Римской, а себя - ромеями (римлянами). Но говорили в Византии, в основном, на средневековом греческом, а не по-латыни. Константинополь византийцы называли еще Вторым Римом. Отсюда - Третий Рим (Москва).

Центром и форпостом Византии в Крыму стал Херсонес, которому предстояло просуществовать еще 1000 лет как византийскому городу, на средневековом греческом называвшемуся Херсоном.

Новый расцвет Херсонеса наступает в VI веке, когда занимавшийся укреплением границ Византии великий император Юстиниан I вложил много сил и средств в укрепление византийского присутствия в Крыму. Были обновлены оборонительные стены города, по границам Византийских владений вдоль Южного Берега Крыма и на склонах Внутренней гряды Крымских гор, при поддержке и помощи местного населения, был построен ряд крепостей, замков и укрепленных поселений: Фуллы, (видимо, Чуфут-Кале), Дорос (видимо, Мангуп), Сугдея (Судак), Алустон (Алушта) и ряд других. Была укреплена крепость Боспора.

В это же время в Крыму и, в первую очередь, в Херсоне начало активно насаждаться христианство. Хотя первые христиане проникли в Крым, видимо еще в I в. н.э., т.е. сразу после гибели Христа, нет оснований считать, что их вера пользовалась в этих местах популярностью. Доказательством этого может служить тот факт, что римляне выслали в херсонесские каменоломни третьего римского папу, ученика Святого Петра Климента. Здесь же он был и утоплен. Вряд ли популярного проповедника стали бы ссылать в места, где было много его сторонников.

Вероятно, в начале IV в. н.э. в подвале одного из богатых домов на Главной улице города возникает тайный христианский храм, под который была переделана, видимо, рыбозасолочная цистерна. То, что тайный храм был оборудован именно в богатом доме, дает основания полагать, что и к IV веку христианство не обрело популярности среди простого населения, а было распространено среди богатой и образованной херсонесской верхушки. Несмотря на то, что по указу императора Константина Великого, основателя Константинополя, христианство в 313 году было легализовано, а в 394 году при Феодосии I стало государственной религией, еще и 200 лет спустя тысячи подданных империи придерживались традиционных верований.

Свидетельством того, что христианство утверждалось в Херсонесе трудно, является история первых херсонских епископов, описанная в VII веке их более поздним преемником в труде "Жития святых епископов херсонских". Согласно этой книге, большинство из семи первых херсонских епископов в течение первой четверти IV в. н.э. погибли мученической смертью. И только седьмому, Капитону, присланному в Херсон в 325 году и встреченному жителями враждебно, удалось убедить горожан в своей правоте, сотворив чудо: согласно "Житиям", он побывал в огненной печи и вышел оттуда невредимым.

Император Юстиниан I был человеком глубоко верующим. Именно он построил величайший храм православия - Софию константинопольскую. И одним из инструментов укрепления империи он полагал повсеместное утверждение христианства в форме официального православия. С этой целью в Херсоне, как и в других местах полуострова, строятся и богато украшаются десятки храмов-базилик. В Херсонесе создается огромный кафедральный собор, известный нам по имени одного из его исследователей как Уваровская базилика.

Однако, и в VI, и в VII веке до победы христианства в Таврике было еще далеко. На то у нас есть весьма авторитетный свидетель: римский папа Мартин, сосланный в 655 году в Херсон за несогласие с религиозными воззрениями императора Константа. В отправленных им из ссылки двух письмах он жалуется на то, что город находится в глубоком упадке и нищете, а его жители - настоящие безбожники, которые не верят вообще ни во что.

Действительно, после бурного подъема в правление Юстиниана, империя, а с нею и Херсонес вступили в эпоху глубокого кризиса: на Балканские провинции Византии еще в VI в. нападали племена славян, а в VII в. они стали захватывать земли империи и расселяться на ее территориях. Изнутри страну потрясали гражданские войны, заговоры, восстания рабов и колонов. С юга относительный паритет сил, который был у нее с персидским царством Сасанидов, сменился безудержным и неостановимым арабским нашествием. Византия потеряла свои лучшие и богатейшие провинции: Африку, Египет, Сирию, лишилась Александрии, Антиохии, чуть не лишилась Малой Азии. На западноевропейские владения императоров нападали лангобарды, а на море уже появились норманны.

Конечно, в таких условиях империи было не до Таврики и не до Херсонеса, хотя минимальное военное присутствие она здесь обеспечивала.

В VII веке Херсонес становится местом ссылки знатных узников: помимо уже упомянутого Мартина, в 695 году сюда ссылают свергнутого в результате народного восстания императора Юстиниана II, отрезав ему нос. Спустя три года, Юстиниан бежит к хазарскому кагану, который частенько держал свою ставку в Крыму. Каган выдает за него замуж сестру, но, подкупленный царствующим императором, соглашается убить его. Предупрежденный женой, Юстиниан бежал на корабле в Болгарию и сумел добиться поддержки болгарского хана Тервала . С помощью болгарских войск Юстиниан в 705 году возвращает себе трон.

Узнав об этом, жители Херсона объявляют о выходе из состава империи и признают хазарский протекторат. Посланный императором на подавление восстания флот с десантом чинит в городе страшные зверства: сорок "отцов города" было сожжено заживо, часть жителей перебили, часть ограбили и превратили в рабов.

Однако, как только каратели покинули город, он снова восстал. Во главе нового бунта встали сосланный в Херсон знатный армянин Вардан Филиппик и, как ни удивительно, присланный Юстинианом новый правитель города Илья. Восставшие провозгласили Вардана императором и привлекли в союзники все того же вероломного хазарского кагана. Посланный Юстинианом новый карательный отряд состоял всего из 300 человек и был полностью истреблен. Когда новая, уже более мощная армия осадила Херсон, хазары прорвали осаду, и командовавший осаждавшими полководец Маврикий, боясь гнева императора, признал таковым Вардана. Вместе они осадили и взяли Константинополь в 711 году. Юстиниан был свергнут и казнен.

Но, несмотря на помощь в воцарении новой династии, город еще долго пребывал в экономическом упадке.

В VIII веке христианство в Таврике побеждает окончательно. Этому способствовало то обстоятельство, что в Византии в 726 году началось иконоборческое движение: выбрасывались и сжигались иконы, разрушались или превращались в бордели монастыри, монахов и монахинь насильно заставляли вступать в брак. Тысячи ортодоксальных христиан, особенно монахов, не терпевших насилия над своей личностью и верой, были вынуждены бежать на окраины империи, в том числе, и в Таврику.

В это время здесь возникают десятки монастырей, в основном, пещерных. Местное население, возможно, в пику столице окончательно переходит к православию. Наиболее известный пещерный монастырь в окрестностях Севастополя возникает в Инкерманских скалах (ныне - монастырь св. Климента). В те же времена возник и Георгиевский монастырь на мысе Феолент. Возможно, как верил Пушкин, как раз на месте таврского святилища Девы, у скалы, с которой дикари сбрасывали греческих моряков, принося их в жертву богине. Во всяком случае, христиане в других странах любили устраивать храмы на месте старых языческих капищ.

Еще в V-VI веках облик Херсонеса стал утрачивать античные черты: был заброшен и превращен в каменоломню театр, плиты античных декретов с акрополя и старинные саркофаги укладывались в полы новых христианских базилик. С постаментов свергались статуи богов и героев. Над значительно обновленными крепостными стенами возвышались теперь кресты многочисленных церквей. Духовное влияние Византии стало безраздельным.

Однако, Византия была не единственной силой, влиявшей на жизнь Крыма и Херсона. В таврийских степях из века в век продолжалась смена кочевников-тюрок: черные болгары, торки, хазары, печенеги, половцы с VI по ХI век частично вытесняли, частично ассимилировали предшественников. Часть побежденных народов бежала в горы, поселяясь рядом с жилищами местных жителей, перенимая их быт и тип хозяйствования, язык, религию и культуру, и постепенно сливаясь с ними .

Херсонес вынужден был постоянно лавировать между властью Византии и своеволием кочевников, с которыми ему было необходимо торговать чтобы выжить.

О возрождении Херсонесской земледельческой державы не могло быть и речи: слишком сильны были кочевники. На степных территориях Крыма не осталось ни одного города, ни одного оседлого поселения; только юрты, кони, бараны и волны ковыля. Наделы Гераклейского полуострова херсонцы сохраняли и берегли, но они служили городу только подсобным хозяйством. Как и в первые годы существования, город полностью зависел от поставок продовольствия, только теперь оно завозилось из земледельческих районов Малой Азии. От этой зависимости он так больше никогда и не избавился.

Херсон в IХ-ХI в.в. Византия и Киевская Русь.



Новый подъем херсонесской экономики начался в Х веке. В это время наступила стабилизация в империи, пришедшие в Крым кочевники-печенеги в дела Юго-Западной Таврики особенно не вникали. Осмелевшие горцы стали распахивать земли предгорий. Но главное, у города появился новый, с каждым годом становившийся все сильнее, торговый партнер - Киевская Русь.

Славяне еще в IХ веке появились в Крыму. Первыми сюда пришли купцы из Новгорода, Киева, возможно, и из других мест. Предположительно, они основали в Херсоне свой квартал, и славянское присутствие в городе стало постоянным. Во всяком случае, именно здесь великий славянский просветитель Кирилл (до пострижения в монахи - Константин), побывавший около 860 года Херсоне по пути в Хазарию, впервые увидел Евангелие на славянском языке. Видимо, кто-то нам неизвестный пытался передать один из славянских языков греческими буквами. Возможно, это и вдохновило Кирилла на создание первого варианта славянского алфавита, глаголицы, который также был создан на основе греческого. Тот алфавит, которым мы пользуемся, кириллица, создан братом просветителя Мефодием. Правда, в первоначальном варианте он был гораздо больше и состоял из 43 букв.

Согласно христианской традиции, Кирилл нашел, "обрел", как говорят в православии, на острове в бухте Казачьей мощи святого римского папы Климента и, обойдя с ними крестным ходом весь город, установил в одном из херсонесских храмов.

По мере роста и укрепления Киевской Руси, рос и объем торговли между ней и Византией, проводившейся через Херсон, который на Руси называли Корсунем. Херсонские купцы выезжали торговать в устье Днепра, русские купцы приходили в Херсон. Но, видимо, условия, которые здесь создавали киевским и новгородским "гостям", не вполне их устраивали. Поэтому, у Киевского князя Владимира были серьезные претензии именно к этому городу.

Как известно, считается, что в 988 году в Херсонесе Владимир принял крещение, и от этого события принято отсчитывать историю христианства на Руси.

Сообщения источников об этом событии крайне противоречивы. Это порождает множество споров среди специалистов о дате крещения Владимира в Херсоне, и даже о том, был ли такой факт в действительности.

Споры о времени крещения связаны с тем, что датировка этого события на основании древнерусских источников с одной стороны, и византийских, арабских, армянских с другой стороны, не совпадает. По древнерусским летописям получается, что осада Херсона проходила в 988-989 г.г., а крещение и венчание Владимира - в начале лета 989 г. Иноязычные источники заставляют сдвинуть эту дату на год вперед. Проблема с определением дат на основании древнерусских летописей состоит в том, что годы считались "от сотворения мира", дата нового года менялась (он справлялся то в сентябре, то в марте), неполный год считался за полный.

Поэтому, возможная ошибка при переходе к современной датировке исчисляется 1-2 годами.

В то же время, высказываются версии о том, что Владимир крестился вовсе не в Херсонесе, а в Киеве, в Дунайской Болгарии или где-то еще. Предполагают даже, что князь крестился неоднократно, в том числе последний раз - в Херсонесе, публично и окончательно.

Ожесточенные споры вызывают и отдельные детали этой важнейшей для славянских народов истории.

Попытаемся вкратце изложить цепь событий так, как нам, вслед за рядом авторитетных историков, это представляется правильным.

Христианство пришло на Русь задолго до Владимира. Доподлинно известно, что христианкой была его бабка, княгиня Ольга. Возможно, что она втайне от сына Святослава, убежденного язычника, крестила Владимира еще во младенчестве. Не исключают, что исповедовал православие и его брат Ярополк, которого Владимир сверг и убил в борьбе за престол.

Предполагают даже, что легендарные киевские князья Дир и его преемник Аскольд, свергнутый еще в 882 году варяжско-новгородской дружиной князя Олега, тоже были христианами. Можно предположить, что христианство распространялось среди части славянской знати, купцов, торговавших с Византией и христианской Болгарией, среди варяжских наемников, которые служили любым хозяевам по всей Европе, кто больше заплатит.

Но не подлежит сомнению, что большинство русичей относилось к религии иноземцев враждебно, и в среде правящего класса было две партии: христианская и языческая. Владимир пришел к власти в 980 году с помощью языческой партии и под флагом возврата "к вере предков". Из разрозненного набора племенных языческих божеств он даже попытался создать стройный пантеон, сродни древнегреческому, во главе с богом-громовержцем Перуном. Но пробыв на троне неколько лет и набравшись опыта, он понял, что сохранение традиционных примитивных культов - это путь к изоляции и разрушению молодого государства: славянское язычество было религией первобытного народа, оно никак не подходило для государственного строительства.

И Владимир начинает искать выход из ситуации. Не вдаваясь в обсуждение легенды "о выборе веры", отметим лишь, что Владимиру, который к вопросам религии относился, видимо, предельно прагматично, действительно важнее были политические последствия того, от кого он примет новую веру: от Рима, Константинополя, от хазар с их иудаизмом, или от волжских булгар, исповедовавших ислам. Думается, если бы Византия в конце Х века не стала вновь сильной и авторитетной державой, выбор Владимира мог стать иным.

Однако, в Х веке не было для Руси партнера важнее и страны притягательнее, чем блестящая, богатая, высококультурная и процветающая Византия. Слишком уж она отличалась от дикой, грязной и все еще полуварварской Европы. Тем более, что и торговые, и военные интересы Руси лежали в плоскости ее отношений с Империей Ромеев (римлян), как называли себя сами византийцы.

Но Владимир понимал и другое: нельзя, приняв крещение от Константинополя, попадать к Византии в политическую и духовную зависимость. Нужна была хитрая политическая комбинация. И сама судьба преподнесла князю такую возможность.

Дело в том, что в Византии не существовало закона о престолонаследии. Императоров фактически ставила армия и знать. Она же их и свергала. В результате, в империи было порой по несколько императорских династий одновременно. И по несколько императоров на троне. В описываемый период царями были два брата: умница и аскет Василий II и гуляка и распутник Константин VIII, который управлением империей не занимался. Помимо правившего императорского дома, была еще династия Фока, и династия Цимисхиев. И все их представители хотели иметь на троне своего родственника.

Фоки и Цимисхии стали императорскими династиями благодаря матери Василия II - императрице Феофано. Эта история очень характерна для Византийского двора. Феофано была дочерью трактирщика, но благодаря феноменальной красоте привлекла внимание сына императора Константина VII Багрянородного Романа. Роман женился на девушке, которой так нетерпелось стать императрицей, что через год после свадьбы, в 959 году она, по слухам, отравила тестя.

Спустя еще 4 года она изменяет мужу с популярным полководцем Никифором Фокой. Чтобы Роман II не мешал их роману, она отравила его тем же ядом, что и отца (по другой версии, он упал с лошади). Императором стал Никифор Фока, а она - его женой. Однако, Фоке был 51 год и он не мог удовлетворить любовного пыла молодой супруги. И через 6 лет она сменила его на другого полководца - Иоанна Цимисхия. Фока был убит в собственной спальне, а Цимисхий стал императором .

Однако, наученный горьким опытом предшественников, он не стал жениться на Феофано, свалил на нее вину за смерть Никифора и сослал в отдаленный монастырь, в Армению. Но у Феофано подрос достойный сын. Как только Василий II, ставший формальным соправителем Цимисхия, достиг совершеннолетия, император был отравлен медленным ядом. Естественно, что родственники Фоки и Цимисхия жаждали мести. Фоки и в предшествующие века имели на престоле своих императоров, и особенно страстно мечтали вернуть себе трон.

Другие знатные роды тоже не прочь были поучаствовать в борьбе за корону. Поэтому, при каждом удобном случае они поднимали восстания и устраивали заговоры, добиваясь престола. Именно такое восстание поднял в 987 году в Малой Азии Варда Склир, дальний родственник Никифора Фоки. Василий послал на его подавление войско под командованием Варды Фоки, племянника убитого Никифора. Но тот, победив повстанцев, объединил с ними силы и провозгласил императором себя самого.

Тогда Василий, находясь в отчаянном положении, попросил военной помощи у Владимира. Тот обещал ее предоставить в обмен на обещание Василия выдать за него замуж сестру императоров принцессу Анну. Владимир выполнил свое обещание, отправив в Малую Азию шеститысячную дружину. Она приняла участие в снятии осады Константинополя весной 988 г. и в генеральном сражении при Авидосе, состоявшемся 13 апреля 989 года, сыграв в победе правительственных войск решающую роль.

Получив известие об этом, Владимир летом 989 года (напомним, что навигация на Черном море открывалась в мае, а принцесса могла приехать только по морю - сушей было слишком опасно) отправился встречать невесту к днепровским порогам.

Для этого он оставил законную жену, Рогнеду, которая родила ему множество сыновей, включая будущего князя Ярослава Мудрого, и несколько сотен наложниц, размещенных не только в Киевском Детинце, но и в нескольких крепостях.

Однако, Василий и не собирался выдавать Анну за Владимира. За годы, прошедшие с момента ее рождения, ее всеми правдами и неправдами НЕ выдали замуж за нескольких европейских королей и князей. Все это считалось для порфирородной принцессы мезальянсом. Умудрились перехитрить даже германского императора, семья которого была, вроде бы, ровней византийским правителям. Тем более, никто не собирался выдавать ее за "темного варвара".

Поняв, что его обманули, Владимир в конце лета 989 года собрал войско, направился в Крым и осадил Херсонес. Такой метод убеждения был избран князем не случайно. Именно этот город мечтали поставить под экономический контроль русские купцы. Именно Херсон спекулировал товарами русского экспорта, забирая себе львиную долю барышей. И кроме того, именно здесь Владимир рассчитывал найти себе союзников.

Осада началась, видимо, в начале осени, и в течение 6 месяцев была абсолютно безуспешной. Войска киевского князя стояли у западных стен города, в районе нынешнего пляжа Солнечный. Опыта штурма каменных крепостей у них не было, и взять город силой не получалось. Пробовали засыпать ров и присыпать к стене вал, но горожане прорыли свой подкоп и уносили забрасываемую осаждающими землю, ссыпая ее посреди города. Взбешенный Владимир, которому тогда было 29 лет, заявил, что будет стоять под стенами хоть три года, но город возьмет.

Херсон того времени был прекрасно укреплен и отлично подготовился к осаде: достаточными были запасы продовольствия, город получал воду по старинному римскому водопроводу, да и дождевую влагу здесь собирать и хранить умели. Предполагают, что византийцы столь полно господствовали на море, что умудрялись подвозить продовольствие на кораблях и доставлять его в город по подземному ходу (Херсонес был окружен стенами со всех сторон, в том числе и с моря).

Перелом наступил, когда кто-то из симпатизировавших осаждающим людей послал в стан Владимира стрелу с запиской. По одной версии, это был варяг Жадберн, который советовал разрушить подземный ход и указывал на место его расположения. По другой, этим предателем был грек Анастас, занимавший впоследствии пост новгородского архиепископа в течение 42 лет. В своей записке он указывал на место расположения водопровода и советовал перекопать и перекрыть его.

Как бы там ни было, город, по словам летописцев, продержался еще три месяца и, истомленный голодом и жаждой, сдался на милость победителя. Это произошло в начале весны 990 года.

Владимир обошелся с Херсоном по тем временам довольно "мягко": убил правителя, изнасиловал его дочь, а город ограбил.

Когда спустя несколько месяцев он уходил домой, то забрал с собой ценные иконы, статуи, редкие книги, церковную утварь, и даже главную реликвию Херсонеса - мощи святого Климента.

А пока он остался в городе дожидаться Анну. Ел, пил и пировал со всем войском. Правда, согласно легенде, с ним случился недуг: князь внезапно ослеп. Но когда он принял крещение в купели, зрение к нему вернулось. Считается, что с этого момента Владимир истинно уверовал в Господа.

Императорам ничего не оставалось, как отправить двадцатипятилетнюю Анну выходить замуж за "варвара". В сопровождении митрополита и сотен приближенных, она прибыла в Херсон, видимо, к началу лета 990 года. Полагают, что и крещение, и бракосочетание состоялось Уваровской базилике, бывшей кафедральным собором Херсонской епархии . Собор, в котором крестился Владимир, согласно русскому летописному преданию, назывался собором св. Василия. Поэтому, князю при крещении было дано имя Василий.

В подарок жителям захваченного и ограбленного им города Владимир построил церковь на горе Ликофрос, в том самом месте, куда жители во время осады ссыпали выносимую из подкопа землю.

После официального перехода Руси к христианству, ее разнообразные связи с Херсоном значительно окрепли. Сотни образованных, но бедных херсонцев искали и находили в славянской стране применение своим талантам. В Херсон постоянно приходили торговать русские купцы, на Русь вывозились изделия ремесла и предметы культа, священные реликвии. В древнерусском языке утвердилось слово "корсунский", означающее применительно к предметам культа их греческое происхождение. В Софийском соборе Великого Новгорода сохранились иконы, возможно, вывезенные из Херсона еще Владимиром, и даже так называемые Корсунские врата. Херсон-Корсунь прочно вошел в психологию восточных славян как место получения знаний и обретения веры.

4630 Просмотров
0 Отзывов
Добавить отзыв »

    Добавить отзыв